Династия Романовых - Историография и публицистика
Династия Романовых
Историография и публицистика
Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4185

Статистика
Google-Add.com - 
Открытый Каталог Сайтов
Besucherzahler single russian girls seeking serious relationship with men from USA
счетчик посещений
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
clock for blog free часы на сайт

Приветствую Вас, Гость · RSS 26.09.2017, 15:42

Маркиз де Кюстин

Известный французский литератор маркиз де Кюстин, побывавший в 1839 году в России, издал книгу своих впечатлений от путешествия — «La Russie en 1839» (Париж, 1843, в двух томах; при жизни автора было ещё несколько изданий с незначительной правкой). Книга вызвала бурную общественную реакцию в России. В ней автор с едкой критикой описал нравы русского высшего общества и отметил отрицательные явления русской жизни того времени. Несмотря на то, что маркиз де Кюстин был убеждённым роялистом, российский вариант самодержавия показался ему неприемлемым.

Самого Николая маркиз описывал так: "Видно, что император ни на мгновение не может забыть, кто он и какое внимание привлекает; он постоянно позирует и, следственно, никогда не бывает естественен, даже когда высказывается со всей откровенностью; лицо его знает три различных выражения, ни одно из которых не назовешь добрым. Чаще всего на лице этом написана суровость. Другое, более редкое, но куда больше идущее к его прекрасным чертам выражение,-- торжественность, и, наконец, третье -- любезность; два первых выражения вызывают холодное удивление, слегка смягчаемое лишь обаянием императора, о котором мы получаем некоторое понятие, как раз когда он удостаивает нас любезного обращения. Впрочем, одно обстоятельство все портит: дело в том, что каждое из этих выражений, внезапно покидая лицо императора, исчезает полностью, не оставляя никаких следов. На наших глазах без всякой подготовки происходит смена декораций; кажется, будто самодержец надевает маску, которую в любое мгновение может снять.(...)

Лицемер, или комедиант, -- слова резкие, особенно неуместные в устах человека, притязающего на суждения почтительные и беспристрастные. Однако я полагаю, что для читателей умных-- а только к ним я и обращаюсь -- речи ничего не значат сами по себе, и содержание их зависит от того смысла, какой в них вклады- вают. Я вовсе не хочу сказать, что лицу этого монарха недостает честности,-- нет, повторяю, недостает ему одной лишь естественности: таким образом, одно из главных бедствий, от которых страж-дет Россия, отсутствие свободы, отражается даже на лице ее повелителя: у него есть несколько масок, но нет лица. Вы ищете человека -- и находите только Императора. На мой взгляд, замечание мое для императора лестно: он добросовестно правит свое ремесло. Этот самодержец, возвышающийся благодаря своему росту над прочими людьми, подобно тому как трон его возвышается над прочими креслами, почитает слабостью на мгновение стать обыкновенным человеком и показать, что он живет, думает и чувствует, как простой смертный. Кажется, ему незнакома ни одна из наших привязанностей; он вечно остается командиром, судьей, генералом, адмиралом, наконец, монархом -- не более и не менее*. К концу жизни он очень утомится, но русский народ-- а быть может, и народы всего мира -- вознесет его на огромную высоту, ибо толпа любит поразительные свершения и гордится усилиями, предпринимаемыми ради того, чтобы се покорить."

Леволиберальная и советская историография

Крайне негативная оценка личности и деятельности Николая I связана с творчеством А. И. Герцена. Герцен, с юности болезненно переживавший провал восстания декабристов, приписывал личности царя жестокость, грубость, злопамятность, нетерпимость к «свободомыслию», обвинял его в следовании реакционным курсом внутренней политики.

Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz